Общественной Палате РФ прошли слушания, посвященные защите прав новорожденного ребенка на жизнь и охрану здоровья, в которых принял участие Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка.

В мероприятии также приняли участие региональные Уполномоченные по правам ребенка, представители профильных ведомств, родительская общественность, общественные организации, представители РПЦ и СМИ. Как отметил в начале выступления Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов, сегодняшний Круглый стол проводится по требованию родительской общественности, которая обеспокоена лоббированием темы так называемых – «бэби-боксов».

«Обсуждение данной темы невозможно без привлечения общественности. Изучив данную проблему, мы можем с уверенностью сказать, что абсолютное большинство экспертов отрицательно относятся к «бэби-боксам». По нашей инициативе эту проблему обсуждали в общественных палатах регионов с привлечением региональных Уполномоченных по правам ребенка и большинство ОП дали отрицательное заключение», — отметил Уполномоченный. При этом он предложил конструктивно подойти к обсуждению и не только критиковать, но и предлагать варианты работы с семьей, попавшей в сложную ситуацию.

«Во многих регионах: Тюмень, Новосибирск, Москва есть положительный опыт создания кризисных, реабилитационных центров. Во время инспекционных поездок я всегда обращаю внимание глав регионов на то, что таких учреждений нужно создавать как можно больше», — подчеркнул Павел Астахов.

Мамиконян Мария, Председатель ВОО «Всероссийское родительское сопротивление»: «Мы столкнулись с манипуляцией общественным сознанием, с коллективным безумием при продвижении бэби-боксов».

 Леткова Ольга, глава Ассоциации родительских комитетов и сообществ (АРКС): «Бэби-боксы» — безнравственны и разрушают общество. Женщина имеет право отказаться от своего ребенка, но для этого есть официальная процедура. Только в этом случае с такой матерью можно работать и попытаться переубедить ее».

Золочевский Виталий, депутат Госдумы: «Общество должно разобраться в проблеме более глубоко, а не идти на поводу у лоббистов ‘бэби-боксов».

Золочевский Виталий, депутат Госдумы: «Это бизнес определенных людей, которые хотят, чтобы на ‘бэби-боксы’ тратились бюджетные деньги. Я сделал запрос в регионы: в среднем стоимость 1 ящика составляет 500 тыс. рублей’.

Золочевский Виталий, депутат Госдумы: «Нужна общественная и государственная поддержка матери, попавшей в тяжелую жизненную ситуации».

Байбарина Елена, директор Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Министерства здравоохранения Российской Федерации: «Целевая аудитория совершенно другая, бэби-боксы провоцируют женщин на то, чтобы легко отдать ребенка. Этот ящик не безопасен для ребенка! Он может сломаться».

Байбарина Елена, директор Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Министерства здравоохранения Российской Федерации: «Психологическая помощь матери очень важна. 30 тыс. женщин в 2015 году мы отговорили от абортов».

Байбарина Елена, директор Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Министерства здравоохранения Российской Федерации: «В 2015 году на 19% (по сравнению 2014 году) снизилось число отказов от детей в роддомах. А по сравнению с 2013 -на 25%».

Смирнов Дмитрий, Протоиерей, председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства: «Ящики позволяют снять чувство вины за отказ от ребенка и приблизить такой отказ к норме. Тайно подбросить ребенка может женщина, которой стыдно, помогать ей в этом — стыдно. Отказы от ребенка — неприемлемы, государство ведет профилактическую работу, которая позволяет вдвое снизить число отказов».

 Смирнов Дмитрий, Протоиерей, председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства: «Патриаршая комиссия не раз предлагала усилить ответственность за вмешательство в дела семьи. Семьям должна быть доступна помощь, но помощь должна быть добровольной».

Марова Александра,  директор Фонда профилактики социального сиротства: «У нашей организации колоссальный опыт профилактики отказов от новорожденных. Поэтому мы можем утверждать, что если у матери нет понимания ценности жизни ребенка, то она не будет везти ребенка в ‘бэби-бокс’ через весь город».

Марова Александра,  директор Фонда профилактики социального сиротства: «Чтобы в ‘бэби-бокс’ несли детей, надо его рекламировать на каждом шагу, вести массированную кампанию. Но что тогда мы получим в итоге? Это маразм: с одной стороны государство за укрепление семьи и ценностей, с другой — расставляет ящики для оставления младенцев».

 Марова Александра,  директор Фонда профилактики социального сиротства: «Женщина, которая планирует отказаться от ребенка, думает, что ее проблема нерешаемая. Только личный контакт со специалистом поможет ей преодолеть проблемы и помочь сохранить семью».

Марова Александра,  директор Фонда профилактики социального сиротства: «В современной экономической ситуации установка ‘бэби-боксов’ — это сигнал для органов исполнительной власти регионов: ставьте ящики, экономьте на профилактике».

 Медведева Ирина, сопредседатель Международного общества арт-педагогов и арт-терапевтов, член Правления Российского детского Фонда, член Союза писателей: «Бэби-бокс это маленький мусорный бак для младенца. Ребёнка туда бросают как мусор».

Большакова Анастасия, член ОП г. Дубны, член ВОО «Всероссийское родительское сопротивление» Московской области: «В основном дети попадают в бэби-боксы в возрасте от 1 до 7 дней. Называть всех детей, попавшими в бэби-боксы спасёнными — нельзя».

 Шелютто Марина, ведущий научный сотрудник Отдела гражданского законодательства и процесса Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации: «Мы дали отрицательное заключение, учитывая позицию Минздрава, отзыв Правительства скорее всего будет отрицательным».

Шелютто Марина, ведущий научный сотрудник Отдела гражданского законодательства и процесса Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации: «Приводим данные исследования университета Нотингема (Великобритания): 2 года собирался материал по 10 странам Европы. Никакого влияния на статистику убийств детей эти ящики не оказывают. Позиция комитета ООН по правам ребенка в отношении ‘бэби-боксов’ резко отрицательная».

Шелютто Марина, ведущий научный сотрудник Отдела гражданского законодательства и процесса Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации: «В России есть система конфиденциальных родов: женщина может прийти, родить и оставить ребенка. Все это уже есть».

Тачмамедова Жанна, клинический психолог, эксперт Федеральной службы по надзору в сфере услуг связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, эксперт МИД РФ: «Дети подвергаются убийству со стороны матери чаще всего в первый год жизни. Это показывают исследования».

Альшанская Елена, президент Благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»: «Анонимность неудобна и для самой мамы, потому что мы не знаем, что толкнуло её на этот поступок: может это постродовая депрессия, горе, ещё что-то».

 Альшанская Елена, президент Благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»: «Мы не знаем, кто стоит с другой стороны бэби-бокса. Мать ли это (или другой родственник)? Если да то, кто ее вынудил? Она может не осознавать ответственности, у нее может быть постродовая депрессия или другие причины».

 Альшанская Елена, президент Благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»: «Вместо того, чтобы развивать формы помощи и поддержки семей, мы говорим: ‘А давайте вы просто оставите ребенка нам».

Альшанская Елена, президент Благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»: «Мы должны выстроить полноценную профилактическую систему в стране».

Коваль Наталья, доцент кафедры общих проблем прокурорского надзора за исполнением федерального законодательства и участия прокурора в гражданском и арбитражном процессе Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации: «С точки зрения медицины, если ящик стоит в роддоме, он должен относиться к медицинскому изделию, тогда должен быть порядок, сертификация, регламент. Сейчас ничего этого нет. Нет процедуры.. Кто несет ответственность за то, что ребенок умрет в бэби-боксе? Это пренебрежение интересами ребенка».

Коваль Наталья, доцент кафедры общих проблем прокурорского надзора за исполнением федерального законодательства и участия прокурора в гражданском и арбитражном процессе Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации: «Мы все знаем случай, когда психически больная бабушка отнесла ребенка в бэби-бокс и мать не могла его вернуть».

Виноградова Людмила, Член ОПРФ: «Это очень коварный закон (о бэби-боксах) если он будет пролоббирован, для родителей наступят мрачные времена, он породит коррумпированную, непрозрачную систему».

Прохорычев Геннадий, Уполномоченный по правам ребенка во Владимирской области: «Благодаря твёрдой позиции нового руководства региона, минздрава, вице-губернатора по социальной политике и в тесном сотрудничестве с родительской общественностью в конце декабря 2015 года ящик закрыт и демонтирован. В него за 4 года не было подкинуто ни одного ребенка».

 По итогам слушаний было принято обращение,  которое планируется направить в Государственную Думу Российской Федерации, и рекомендовать депутатам снять с рассмотрения проект федерального закона № 964592-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации».

Участники мероприятия, обсудив законопроект, заслушав обстоятельные доклады, содержащие анализ демографической, криминальной статистики, а также анализ эффективности мер, предпринимаемых в области защиты материнства, пришли к выводу:

1. Смысл законопроекта выходит за рамки декларированной цели заботы о спасении новорожденных,  и наоборот создает условия для нарушения прав детей.

2. Сама идея предоставить родителям возможность анонимного оставления ребёнка в ящиках для «ненужных детей» противоречит Конституции РФ, федеральным законам и подзаконным актам.

3. Предложенная идея не решает проблему убийств новорождённых, поскольку в бэби-боксы детей несут не матери-убийцы, а женщины, находящиеся в отчаянии, помочь которым из-за анонимности отказа становится невозможно.

4. В то же время установка бэби-боксов и их реклама провоцирует отказы от новорождённых.

5. В бэби-бокс ребёнка может принести не только мать. В частности, заинтересованность отдельных учреждений в бэби-боксах может быть вызвана спросом на новорожденных детей со стороны потенциальных усыновителей.

Более того, анонимность, если во имя ее соблюдения у «окон жизни» будут отсутствовать камеры наблюдения, может привести даже к последствиям террористического характера.

 Эксперты и родительская общественность убеждены, что легализация бэби-боксов приведёт к провокации граждан к отказу от детей, а анонимность процедуры отказа создаст благоприятные условия для нарушения прав детей.

Также было высказано недоумение действиями лоббистов рассматриваемого закона в Общественной палате РФ, не нашедшей нужным в течение года прислушаться к аргументированному мнению независимых экспертов и родительских организаций, выступавших против бэби-боксов. В результате обществу навязывалась через СМИ ложная однобокая картина.

Приоритетная задача государства состоит в укреплении института семьи и, в частности, в сфере профилактики социального сиротства – в сохранении кровной семьи для ребёнка.

Источник: Пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка