В  мероприятии приняли  участие Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов, Уполномоченный при Президенте РФ по правам человека Элла Памфилова, Уполномоченный при Президенте РФ по правам предпринимателей Борис Титов, Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов, а также региональные уполномоченные по правам ребенка, по правам человека, по защите прав предпринимателей из всех субъектов РФ.

Павел Астахов доложил главе государства о деятельности института Уполномоченного по правам ребенка во всех субъектах РФ, обозначил проблемные моменты и приоритеты будущей работы.

«Уважаемый Владимир Владимирович! Дорогие друзья!

Наш институт уполномоченного по правам ребенка, конечно, гораздо моложе, чем институт уполномоченного по правам человека, создан 5 лет назад, и именно сейчас, осенью 2014 года, мы отмечаем 5-летие. Одновременно с этим мы отмечаем 25-летие Конвенции по правам ребенка, Конвенции ООН, как раз в развитие которой и создан был сам институт.

Надо сказать, что институт по своей сути получил несколько другое идеологическое наполнение и звучание в практической работе, потому что мы столкнулись с тем, что сегодня и Совет Европы, и Комитет по правам детей ООН немножко другие задачи начали перед нами ставить и хотели видеть нас проводниками, прежде всего, идей Совета Европы, Комитета по правам ребенка ООН. Многие из них, конечно, благие идеи, но не все.

Мы выстраивали свою работу исходя из того, что сегодня, тогда, на момент создания были абсолютно вопиющие насущные задачи, которые, к сожалению, не решались. И, кстати, это можно проследить даже по посланиям Президента Федеральному Собранию. В 2010 году Послание, оно даже получило свое название – так называемое «детское» Послание, было посвящено детям пострадавшим, детям потерпевшим, жертвам преступлений, безнадзорным, беспризорным. И вот это задачи, которые действительно были на повестке дня.

Для того, чтобы их решать с позиции уполномоченного по правам ребенка, мы поставили задачу построить быстро, в максимально сжатые сроки эффективную систему взаимодействия. И уже к концу 2012 года во всех регионах Российской Федерации были приняты соответствующие законы или нормативно-правовые акты.

На сегодняшний день, докладываю, Владимир Владимирович, неделю назад был создан уполномоченный в Севастополе. 85 уполномоченных по правам ребенка перед Вами. И мы не ограничились этим, мы объединились еще в некоммерческую организацию – ассоциацию уполномоченных по правам ребенка в Российской Федерации, которая позволяет нам совершать некоторые благотворительные акции, проводить общественно значимые акции. В частности, я могу привести пример, мы собирали деньги для детей Донбасса, мы провели благотворительный концерт, который собрал 21 миллион рублей для детишек больных и передали «Русфонду». Сейчас мы собираем подарки со всей страны для детей Новороссии, и туда поедут елки, детские подарки, письма, игрушки, собранные со всей страны, вместе с конвоем МЧС. Эта акция как раз проводимая ассоциацией уполномоченных по правам ребенка.

Плюс ко всему, у нас во всех регионах имеются в обязательном порядке общественные советы, экспертные советы. Вы вчера привели замечательный пример того, как дети 14 и 16 лет лучше разбираются в некоторых вещах, чем профессора, академики и инженеры, и это действительно так. Поэтому мы с первых дней создали так называемые общественные детские советы. И потрясающе, когда мы даем детям возможность исследовать ситуацию с защитой прав ребенка, с его положением в школе, на улице, в других местах, и дети предлагают свои решения. Мы это называем «смотреть на мир и проблемы глазами ребенка, но решать их по-взрослому». Поэтому такие общественные советы у нас существуют.

Надо сказать, к сожалению, у нас не так много возможностей для консолидации наших усилий с нашими соратниками, а их много. Последнее заседание по Стратегии Совета Европы 1619 в Страсбурге, мы победили, потому что мне удалось поговорить с Молдовой, с Арменией, с Азербайджаном, с Казахстаном, с Белоруссией и отстоять наши приоритеты. Вы вчера совершенно четко назвали наш приоритет: крепкая, здоровая, традиционная семья. Все. Это важнейший приоритет, и мы едины здесь с нашими соратниками, теми, с кем мы долгое время жили на одной геополитической территории.

В этой связи, уважаемый Владимир Владимирович, в процессе этих встреч и визитов, мы уже обсуждали с нашими коллегами о необходимости создания координирующего органа. В частности, ведь мы с многими из них объединены в Союз Независимых Государств, есть предложение, создать на базе СНГ Совет по поддержке семей и детей. Я обращаюсь к Вам с таким предложением, если позволите, я передам документ, если Вы сочтете возможным Вашего Уполномоченного туда предложить в качестве координатора, я с большой честью приму это, потому что мы действительно понимаем, как нам надо вместе бороться, и готовы к этому, даже на Украине готовы, потому что все понимают, угроза есть.

Что касается практической работы. Практическая работа складывается из того, что, конечно, мы рассматриваем, как и Уполномоченный по правам человека, огромное количество обращений, принимаем людей, в среднем где-то от 80 до 100 тысяч обращений в год мы рассматриваем, по каждому из них принимаем решения. У меня в федеральном аппарате Уполномоченного где-то в среднем 20-25 тысяч таких обращений проходит, открываем «горячие линии», участвуем в проверках. Первые два года мы потратили на то, чтобы проверить, по возможности, все детские учреждения, прежде всего, детские дома, дома ребенка, интернаты. На сегодняшний день силами только федерального Уполномоченного проверено 3670 таких учреждений. Я лично инспектировал 1192 детских дома, интерната, дома ребенка. Это нужно было делать для того, чтобы разобраться в том, что происходит. И многие вещи стали решаться.

Я подготовил маленькую короткую справочку из 10 пунктов буквально, что за пять лет изменилось в нашем обществе в сфере защиты детей. Я предлагаю всем ознакомиться с этим. Я хочу несколько цифр назвать, с Вашего позволения.

Например, такой показатель неблагополучия, как число детей-сирот в детских домах, детей, оставшихся без попечения родителей. В 2009 году их число было больше 125 тысяч, на сегодняшний день, спустя пять лет, их количество уменьшилось до 78 тысяч.

Если говорить о таком показателе, который способствует возникновению сирот, как лишение родительских прав… Я помню, в 2009 году я представлял первый доклад Президенту, и когда я посмотрел на количество лишений родительских прав за предыдущие годы, которое стремилось к 100 тысячам, за 90 тысяч зашкаливало, это значит, что 90 тысяч лишений родительских прав, 90 тысяч детей при живых родителях остались в детских домах. В 2013 году, на начало этого года, лишение родительских прав – 40 153. Почти в два раза сокращение произошло за счет того, что стали делать акцент не на том, чтобы любым путем вырвать ребенка из семьи, перестраховаться, а на том, чтобы помочь этой семье, поддержать, разобраться, что же происходит с родителями, если они не могут исполнять свои родительские обязанности.

И это смещение акцентов в социальной работе привело к тому, что больше детей стало оставаться в семьях и больше семей получили такую поддержку. Даже если этот год привести, за этот год, за 9 месяцев этого года, 44 тысячи детей было выявлено как сирот, 46 тысяч было передано в семьи.

Но при этом, что важно, – впервые у нас появилась большая цифра, – 8 168 детей были возвращены в родную семью. Просто родителям помогли найти работу, вылечиться от алкоголизма, от наркомании, их поддержали. И это очень важно – именно бороться за родную семью до конца. И мои уполномоченные подтвердят, с первых дней мы всегда именно об этом и говорим – бороться до конца за родную семью. Лучше, чем родная семья, для ребенка не может быть среды для жизни, для роста, для его воспитания.

К сожалению, мы видим, что у наших соседей иногда бывает по-другому. И в этой связи есть один феномен, которым я хотел бы поделиться с вами. По мере того, как мы стали защищать наших детей, в том числе к нам стали обращаться за защитой наших семей за рубежом, к нам стали обращаться иностранные граждане. Не только из Норвегии, Франции и Финляндии. Весной этого года к нам посыпались обращения с Украины. Когда в апреле этого года мы начали вывозить, вывезли 12 российских детишек, которые оказались в зоне вооруженного конфликта, это граждане нашей страны, дети поехали просто отдыхать к бабушкам, дедушкам и вдруг война. Мы их вывозить начали, тут же пошли обращения: вывезите наших детей, потом пошел поток беженцев. Здесь, конечно, без волонтеров, без правозащитников, без таких людей, как Лиза Глинка, как ребята из «Муниципального щита Москвы», которые вывозят и вывозят этих детей, мы бы не справились, не хватило бы наших сил.

В этой связи я хотел сказать, что интересно, как меняется настроение в обществе на фоне всех этих событий. Это горе нас сплотило настолько, что мы стали больше верить в себя. Я хотел бы привести еще один интересный факт. Когда мы отказывались от американского усыновления в силу понятных причин, не хотел бы сейчас объяснять их еще раз, нам предрекали, что мы захлебнемся, мы не справимся, мы не сможем наших детей-инвалидов обеспечить, устроить в семьи и так далее. Так вот за 2013 год, который мы прожили без американского усыновления, у нас число приемных родителей, точнее, людей, которые захотели стать приемными родителями, выросло на 72 процента. У нас появилась очередь из 20 тысяч семей на начало года, которые стояли и ждали ребенка. И один очень важный факт, за 2013 год в российские семьи было принято на 34 процента больше детей-инвалидов, это очень важно – именно тех, кто самый несчастный и нуждающийся в помощи».

Официальный источник: Пресс-служба Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка